Главная
Инструкции
Регистрация автора
Для авторов
Контакты
Проза классика
Проза детективы
Проза фантастика
Поэзия
Переводы
Переводы стихов
Тексты песен
Другое
Поиск произведения
Рейтинг
В начало

 

Авторы:

Агалаков Дмитрий
Анищенко Михаил
Балтер Борис
Бугаков Вячеслав
Джойс Джеймс
Достоевский Фёдор
Курганов Алексей
Пастернак Борис
Розенберг Григорий
Хемингуэй Эрнест
Экклезиаст


























Новые публикации


Рандеву

С фантомной тенью незабытого былого,
ко мне под вечер приходящей на закате дня,
из брудершафта памяти коктейль воспоминаний пью я снова..
и голос мне родной опять поёт Il tempo se ne va .......
Подробнее


Предчувствие

Звёздная долина - фасад моей судьбы
Замерло предчувствие вздохом Тишины
Испуганным ребёнком теряюсь я в углах
вселенского Начала, где тенью бродит Страх

© Наташа Карлисано....
Подробнее


Благодаря этому, война будет продолжаться вечно

Давайте начнём с того, кто сидит у нас в правительстве.

После Майдана туда пришли те же регионалы, сменив окраску, как хамелеоны.

Главные кресла заняли те же рыла, что имели посты при....
Подробнее


Мысли талою водою...


Мысли талою водой убегают в ров былого
Мироздания крупинки оседают на ладонях
Настоящее дробится на осколки витражей,
что вставляем осторожно мы в ячейки дней-ночей

Н....
Подробнее


Я спросил у Осени

Я спросил у Осени:Плачешь от чего?
Пошуршала листьями:От души тревог...
Я спросил у Осени:Кто в том виноват?
Дождиком ответила:Ветер-акробат...

Я спроси....
Подробнее


95 лет писателю-разведчику Иннокентию Черемных


Земляк Валентин Распутин предсказал,что писателя из Иннокентия Черемных не получится и ошибся...А Черемных опубликовал книги Разведчики,Однополчане,После войны, Моя деревня Паберега...Сегодня писателю-фронтовику было бы 95 лет...Иннокентий ....
Подробнее



Ксения

Милой Оксане, подруге моей юности, посвящаю

Было время, когда эту старую купеческую улицу бороздили автобусы и трамваи. Потом ее превратили в пешеходную зону, и вскоре она стала именоваться местным «Арбатом». Прошел год, полтора, и улица обросла сотнями лотков, стала рынком, настоящей городской толкучкой.
Там Вадим Обручев и встретил эту девушку — в самом начале осени…
В тот день между лекциями открылось окно, и он решил прошвырнуться по центру, посидеть в кафешке. Ему было двадцать три года, он заканчивал педагогический институт, факультет иностранных языков. Через полгода — диплом. Если все сложится удачно, он останется на кафедре. Об этом он думал последние два часа, переговорив со своим куратором.
Обед быстро подошел к концу: горячая липкая пицца, апельсиновый сок. Вадим выбрался из кафе…
Он знал, как это случается: шагаешь по знакомой улице, многолюдной, шумной — и вдруг видишь ее. И ты идешь за ней, как ослик за кусочком сыра, привязанным на веревочке, к прутику, перед самым носом. Пытаешься угадать, кто она, как ее зовут; занята ли делом или просто гуляет. Свободна ли? Нет? Может быть, кого-нибудь ищет, даже не подозревая об этом? Но главное ты уже знаешь: если не наберешься храбрости, пройдешь мимо, то совершишь величайшую глупость…
Вадим шел за ней четыре квартала, любуясь сзади ее походкой; не выпуская из виду ее синих, вытертых на ягодицах и бедрах джинсов, светло-русых — до самой талии — волос. Он останавливался, когда останавливалась она, — рассматривая темные очки на прилавках, примеряя бусы, разглядывая себя в зеркалах. Он ловил ее профиль — мягкий, со вздернутым смешным носом.
«Пешеходная зона» приближалась к концу. Уже ревели совсем рядом — за ближайшими лотками — автобусы, звенели трамваи. «Пора», — подумал Вадим.
Он поравнялся с девушкой, сказал:
— Привет.
— Привет, — обернувшись, ответила она.
У незнакомки оказалось целое море конопушек — густо рассыпанных у самого носа и по щекам, большой мягкий рот. Она улыбнулась ему так, словно они были давным-давно знакомы. Было в этой девушке что-то веселое, весеннее, несмотря на раннюю, уже тронувшую город желтизной, осень.
— Вадим, — представился он.
— Ксения… Это ты за мной шел от самой пиццерии?
Он не смог скрыть удивления:
— Ты меня видела?
— Я сидела за столиком позади тебя. Хотела подсесть, а потом постеснялась… Гаденькое заведение. Ну, так говори, ты за мной шел?
Вадиму не захотелось набивать себе цену.
— За тобой, — просто ответил он.
— Мне это приятно. Хотя, — она пожала плечами, — совсем не в новинку.
Лотки, наконец, кончились. Они вышли к проезжей части.
— Давай покурим — вон в том парке, — она кивнула через дорогу. — Идет?
— Идет.
Они перешли трамвайную линию.
Ксения села на первую лавочку, перебросила ногу на ногу. Вадим смотрел на нее, едва скрывая улыбку: он опять любовался своей новой знакомой, как недавно, когда она шла по улице, зная, что он преследует ее. Ксения и вправду была очень хорошо сложена, все было при ней. Если бы не смешной курносый нос, она оказалась бы настоящей примой. Могла бы стать фотомоделью, например. Или выступать на подиумах, представляя «самую высокую моду». Правда, сигаретой она затягивалась неумело, как будто вчера только начала курить. «Нет, — решил Вадим, — для «высокой моды» ей

Агалаков Дмитрий


Стр: 1 | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 |     Версия для печати   Послать ссылку другу

Альманах - Литературная Самара. Агалаков Дмитрий - Ксения
  Комментарии


По этой публикации комментариев не оставлено!



Оставить свой комментарий

Обязательные поля отмечены символом *

*Имя:
Email:
*Комментарий:




Пожалуйста, нажимайте кнопку «Добавить» только один раз.


Вы можете оценить эту публикацию:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Для печати | Послать ссылку | К списку




Новости





COPYRIGHT 2011 - 2016 LITSAMARA@BK.RU