Главная
Инструкции
Регистрация автора
Для авторов
Контакты
Проза классика
Проза детективы
Проза фантастика
Поэзия
Переводы
Переводы стихов
Тексты песен
Другое
Поиск произведения
Рейтинг
В начало

 

Авторы:

Агалаков Дмитрий
Анищенко Михаил
Балтер Борис
Бугаков Вячеслав
Джойс Джеймс
Достоевский Фёдор
Курганов Алексей
Пастернак Борис
Розенберг Григорий
Хемингуэй Эрнест
Экклезиаст


























Новые публикации


Я спросил у Осени

Я спросил у Осени:Плачешь от чего?
Пошуршала листьями:От души тревог...
Я спросил у Осени:Кто в том виноват?
Дождиком ответила:Ветер-акробат...

Я спросил у Осени:Любишь ты его?
Прошеп....
Подробнее


95 лет писателю-разведчику Иннокентию Черемных


Земляк Валентин Распутин предсказал,что писателя из Иннокентия Черемных не получится и ошибся...А Черемных опубликовал книги Разведчики,Однополчане,После войны, Моя деревня Паберега...Сегодня писателю-фронтовику было бы 95 лет.......
Подробнее


Рандеву

С фантомной тенью незабытого былого,
ко мне под вечер приходящей на закате дня,
из брудершафта памяти коктейль воспоминаний пью я снова..
и голос мне родной опять поёт Il tempo se ne va ...

© Наташа Карлисано

https://youtu.be/wm....
Подробнее


Предчувствие

Звёздная долина - фасад моей судьбы
Замерло предчувствие вздохом Тишины
Испуганным ребёнком теряюсь я в углах
вселенского Начала, где тенью бродит Страх

© Наташа Карлисано....
Подробнее


Благодаря этому, война будет продолжаться вечно

Давайте начнём с того, кто сидит у нас в правительстве.

После Майдана туда пришли те же регионалы, сменив окраску, как хамелеоны.

Главные кресла заняли те же рыла, что имели посты при Януковиче.

Те же самые олигархи и, типа, q....
Подробнее


Мысли талою водою...


Мысли талою водой убегают в ров былого
Мироздания крупинки оседают на ладонях
Настоящее дробится на осколки витражей,
что вставляем осторожно мы в ячейки дней-ночей

Настроение и чувства, как мозаичные капли,
застыв....
Подробнее



Прощай, оружие!
Часть 01

     Предисловие автора (1)

     Эта книга писалась в Париже, в Ки-Уэст, Флорида, в Пигготе, Арканзас, в Канзас-Сити, Миссури, в Шеридане, Вайоминг; а окончательная редакция была завершена в Париже, весной 1929 года.
     Когда я писал первый вариант, в Канзас-Сити с помощью кесарева сечения родился мой сын Патрик, а когда я работал над окончательной редакцией, в Оук-Парке, Иллинойс, застрелился мой отец. Мне еще не было тридцати ковремени окончания этой книги, и она вышла в свет в день биржевого краха. Мневсегда казалось, что отец поторопился, но, может быть, он уже больше не мог терпеть. Я очень любил отца и потому не хочу высказывать никаких суждений.
     Я помню все эти события и все места, где мы жили, и что у нас было в тот
год хорошего и что было плохого. Но еще лучше я помню ту жизнь, которой я
жил в книге и которую я сам сочинял изо дня в день. Никогда еще я не был так
счастлив, как сочиняя все это - страну, и людей, и то, что с ними
происходило. Каждый день я перечитывал все с самого начала и потом писал
дальше и каждый день останавливался, когда еще хорошо писалось и когда мне
было ясно, что произойдет дальше. ---------------------------------------(1)
Предисловие написано для иллюстрированного издания 1948 года. [8]
     Меня не огорчало, что книга получается трагическая, так как я считал, что
жизнь - это вообще трагедия, исход которой предрешен. Но убедиться, что
можешь сочинять, и притом настолько правдиво, что самому приятно читать
написанное и начинать с этого каждый свой рабочий день, - было радостью,
какой я никогда не знал раньше. Все прочее пустяки по сравнению с этим.
     У меня уже вышел один роман в 1926 году. Но когда я за него принимался, я
совершенно не знал, как нужно работать над романом: я писал слишком быстро и
каждый день кончал только тогда, когда мне уже нечего было больше сказать.
Поэтому первый вариант был очень плох. Я написал его за полгода, и потом мне
пришлось все переписать заново. Но, переписывая, я многому научился.
     Мой издатель, Чарльз Скрибнер, который превосходно разбирается в лошадях,
знает все, что, вероятно, допустимо знать об издательском деле, и, как ни
странно, кое-что смыслит в книгах, спросил меня, как я отношусь     к
иллюстрациям и согласен ли я, чтобы моя книга вышла иллюстрированным
изданием. На такой вопрос нетрудно ответить: если только художник не такой
же мастер своего дела, как писатель - своего (или лучший), ничто не может
быть ужаснее для писателя, чем видеть живые в его памяти места, людей и вещи
изображенными на бумаге кем-то, кто ничего этого не знает.
     Напиши я роман, действие которого происходит на Багамских островах, я
хотел бы, чтобы иллюстрации к нему сделал Уинслоу Хомер, но чтобы при этом
он ничего не иллюстрировал, а просто нарисовал бы Багамские острова и то,
что он там видел. Будь я Мопассаном (чего можно пожелать каждому, живому и
мертвому), я взял бы в качестве иллюстрации к своим книгам рисунки и картины
Тулуз-Лотрека и кое-какие пленеры Ренуара среднего периода, а нормандские
пейзажи вовсе не позволил бы иллюстрировать, потому что никакому художнику
не сделать это лучше.
     Можно и еще придумывать, кого бы ты хотел взять в

Хемингуэй Эрнест


Стр: 1 | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 |     Версия для печати   Послать ссылку другу

Альманах - Литературная Самара. Хемингуэй Эрнест - Прощай, оружие!Часть 01
  Комментарии


По этой публикации комментариев не оставлено!



Оставить свой комментарий

Обязательные поля отмечены символом *

*Имя:
Email:
*Комментарий:




Пожалуйста, нажимайте кнопку «Добавить» только один раз.


Вы можете оценить эту публикацию:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Для печати | Послать ссылку | К списку




Новости





COPYRIGHT 2011 - 2016 LITSAMARA@BK.RU