Главная
Инструкции
Регистрация автора
Для авторов
Контакты
Проза классика
Проза детективы
Проза фантастика
Поэзия
Переводы
Переводы стихов
Тексты песен
Другое
Поиск произведения
Рейтинг
В начало

 

Авторы:

Агалаков Дмитрий
Анищенко Михаил
Балтер Борис
Бугаков Вячеслав
Джойс Джеймс
Достоевский Фёдор
Курганов Алексей
Пастернак Борис
Розенберг Григорий
Хемингуэй Эрнест
Экклезиаст


























Новые публикации


ДУША С ЗАРЁЮ ГОВОРИТ

Лазурно ясный небосклон,
Лучам податливо открытый.
Играет с утром хлипкий сон
Тоской души, росой умытый.

Восторга скачущая прыть.
Эмоций выброс ощущения.
Душа с зарёю говорит…
Волно....
Подробнее


Свет…

Валерий Земцов
СВЕЖИЕ ЗАПИСИ
http://valeri-zem.livejournal.com

17 октября 2017, 12:04

Свет…
Любые процессы имеют волнообразную природу – СВЕТ – и цикличность… это фазы подъёма, развития и… спад, угасание…....
Подробнее


Говориска для Дениски о снеге

Толстым слоем лёг снежок
И на двор и на лужок,
На поля и на дороги -
Мы идём, и вязнут ноги.
....
Подробнее


утреннее вдохновение


Я поставила картинку на дисплее,
Не природу, не какой – либо пейзаж,
А сидящего мужчину на скамейке,
Средних лет,с морщинками у глаз.

Лёгкая улыбочка во взгляде,
Седина не только у висков,....
Подробнее


Святая Русь 9 О, Русь!

Найти слова…
Мне музу жаль,
Когда глаголют омерзенья,
Когда на шваль лаешь, как шваль,
А скорбь души в яде презренья.

Какая гниль, страна, в теб....
Подробнее


Пред сутью...

Взгляд разных строк
Порой глубок,
Порою же их не видать.
Зачем стихи без строк писать?
Какая мысль! И надо знать,
Что есть последняя строка:
В ней тонут рифмой облак....
Подробнее



Прощай, оружие!
Часть 01

     Предисловие автора (1)

     Эта книга писалась в Париже, в Ки-Уэст, Флорида, в Пигготе, Арканзас, в Канзас-Сити, Миссури, в Шеридане, Вайоминг; а окончательная редакция была завершена в Париже, весной 1929 года.
     Когда я писал первый вариант, в Канзас-Сити с помощью кесарева сечения родился мой сын Патрик, а когда я работал над окончательной редакцией, в Оук-Парке, Иллинойс, застрелился мой отец. Мне еще не было тридцати ковремени окончания этой книги, и она вышла в свет в день биржевого краха. Мневсегда казалось, что отец поторопился, но, может быть, он уже больше не мог терпеть. Я очень любил отца и потому не хочу высказывать никаких суждений.
     Я помню все эти события и все места, где мы жили, и что у нас было в тот
год хорошего и что было плохого. Но еще лучше я помню ту жизнь, которой я
жил в книге и которую я сам сочинял изо дня в день. Никогда еще я не был так
счастлив, как сочиняя все это - страну, и людей, и то, что с ними
происходило. Каждый день я перечитывал все с самого начала и потом писал
дальше и каждый день останавливался, когда еще хорошо писалось и когда мне
было ясно, что произойдет дальше. ---------------------------------------(1)
Предисловие написано для иллюстрированного издания 1948 года. [8]
     Меня не огорчало, что книга получается трагическая, так как я считал, что
жизнь - это вообще трагедия, исход которой предрешен. Но убедиться, что
можешь сочинять, и притом настолько правдиво, что самому приятно читать
написанное и начинать с этого каждый свой рабочий день, - было радостью,
какой я никогда не знал раньше. Все прочее пустяки по сравнению с этим.
     У меня уже вышел один роман в 1926 году. Но когда я за него принимался, я
совершенно не знал, как нужно работать над романом: я писал слишком быстро и
каждый день кончал только тогда, когда мне уже нечего было больше сказать.
Поэтому первый вариант был очень плох. Я написал его за полгода, и потом мне
пришлось все переписать заново. Но, переписывая, я многому научился.
     Мой издатель, Чарльз Скрибнер, который превосходно разбирается в лошадях,
знает все, что, вероятно, допустимо знать об издательском деле, и, как ни
странно, кое-что смыслит в книгах, спросил меня, как я отношусь     к
иллюстрациям и согласен ли я, чтобы моя книга вышла иллюстрированным
изданием. На такой вопрос нетрудно ответить: если только художник не такой
же мастер своего дела, как писатель - своего (или лучший), ничто не может
быть ужаснее для писателя, чем видеть живые в его памяти места, людей и вещи
изображенными на бумаге кем-то, кто ничего этого не знает.
     Напиши я роман, действие которого происходит на Багамских островах, я
хотел бы, чтобы иллюстрации к нему сделал Уинслоу Хомер, но чтобы при этом
он ничего не иллюстрировал, а просто нарисовал бы Багамские острова и то,
что он там видел. Будь я Мопассаном (чего можно пожелать каждому, живому и
мертвому), я взял бы в качестве иллюстрации к своим книгам рисунки и картины
Тулуз-Лотрека и кое-какие пленеры Ренуара среднего периода, а нормандские
пейзажи вовсе не позволил бы иллюстрировать, потому что никакому художнику
не сделать это лучше.
     Можно и еще придумывать, кого бы ты хотел взять в

Хемингуэй Эрнест


Стр: 1 | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 |     Версия для печати   Послать ссылку другу

Альманах - Литературная Самара. Хемингуэй Эрнест - Прощай, оружие!Часть 01
  Комментарии


По этой публикации комментариев не оставлено!



Оставить свой комментарий

Обязательные поля отмечены символом *

*Имя:
Email:
*Комментарий:




Пожалуйста, нажимайте кнопку «Добавить» только один раз.


Вы можете оценить эту публикацию:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Для печати | Послать ссылку | К списку




Новости





COPYRIGHT 2011 - 2016 LITSAMARA@BK.RU